Брестская крепость после «евроремонта». Продолжение.

Брестская крепость после евроремонта. Начало статьи.

Это самый первый, для туристов, вид на крепость из крепостных ворот «Звезда» [34]

А это второй  вид на крепость из крепостных ворот. Дремучий провинциализм. Такое нельзя показывать не только в крепости, тем более в 21-ом веке!

Автору этих щитов надо было бы сначала самому попытаться попользоваться тем, что он сделал. [36]

Дождаться экскурсионной группы и увидеть: может ли группа что-то одновременно рассмотреть, прочесть со ссылками мелким шрифтом? Под щитами вся трава вытоптана, потому что приходится людям читать текст ссылок близко, как книгу.

 

Это пример нашего сегодняшнего развития уровня дизайна. Точнее сказать, у нас дизайна рекламы вообще нет: есть только нагромождения из разных металлических профилей, труб, листов с приваренными к ним поперек, наискосок и вдоль разными многодельными запутанными металлическими нагромождениями, покрашенными в разные крикливые цвета красного, бордового, черного, синего, желтого, зеленого… Первое впечатление, что у нас железа, алюминия, красок некуда девать – вот этот вест излишек и пристроили к рекламе.


В этот хаос нагромождения металла вставили вялые безразличные щиты, где все слилось; не выделен ни главное, ни второстепенное, не видно ни малейшей попытки заинтересовать прохожего, облегчить ему чтение на расстоянии – полное безразличие исполнителей и казенщина.

Даже только одни толстые ненужные громоздкие яркие цветные рамы вокруг рекламы -  уже только они дни уничтожают всю эту рекламу, делая ее бесполезной. [37]

 

Вошедшие в цитадель пытаются настроиться на крепость – прикоснуться к каплям истории, к героическим событиям в ней. Но все внимание вошедших прочно держит и не отпускает множество разных ярких цветов и розовые полосы на розовом тротуаре. Люди идут и невольно смотрят только на эти цветы и розовую дорогу. А что-то виднеющееся серое впереди (мемориал с обелиском), кажется им, в сравнении со множеством ярких живых цветов, совершенно неинтересным, посторонним – ощущение ботанического сада. Это как раз тот самый случай, когда отвлекающие цветы, да еще с узорами, все портят.

Можно сегодня увидеть и сравнить перед входом в крепость, где раньше высаживалось множество цветов, - теперь их здесь нет. И теперь стало значительно лучше: люди смотрят и видят крепость. А, если бы там сегодня были цветы, - обратил ли бы тогда кто-нибудь внимание на главный вход к крепость, на зеленые травяные валы – без цветов?

 

Это сделанные самые яркие экспонаты Брестской крепости и расставленные на самых главных местах, привлекающие издалека внимание: большие ярко-зеленые мусорные баки и всякие яркие ящики, претендующие на главную роль в крепости. [2]

Поражает: как додумались поставить мусорный бак у Красного флага-символа и вкопать дерево вплотную к Красному флагу. [2г]

 

Какой вывод сделает, глядя на эту экспозицию, молодой человек, не видевший войны и доверяющий только глазам своим? Они видит, как из новенького здания с блестящей крышей и с новыми зеркальными окнами, в котором, вероятно, отключили воду, ползет солдат по тротуару мимо яркой зеленой клумбы. Молодой человек где-то слышал, что в крепости людей мучила жажда. Турист видит, что солдату повезло: на пути он встретил работающий ларек ( торговую палатку), где можно купить воды или пива. И в голове у этого туриста полный хаос после посещения крепости [39]. Здесь перед каской памятника нужна вода.

Предложение см. Брестская крепость после «евроремонта». ( Окончание. 4). Что нужно сделать, чтобы сохранить в крепости хотя бы то, что осталось. [86][87]


Далее: глядя на это, поверит ли турист, что это война снесла в крепости земляной вал только над этой столовой, обнажив толстые кирпичные трубы, не предназначенные дл всеобщего обозрения? Опять в голове у посетителей будет хаос. На самом деле еще сравнительно недавно здесь был зеленый крепостной вал и, естественно, эти трубы были в 2 раза выше, засыпанные землей вала. [40]

 

На этом крепостном здании евроремонт почти закончен.

При новых евроокнах с зеркальными стеклами; при новых блестящих на солнце водосточных трубах из ламинированной жести; при новой блестящей на солнце крыше; при новых типовых крыльцах, облицованных типовою эмалированной блестящей плиткой, по которой скользко ходить, особенно зимой, - после всего этого подлинные следы войны на крепостных сооружениях оказались уже не нужны, т.к. они  выглядят после евроремонта посторонними. Следы войны заложили кирпичом, замазали цементным раствором – осталось только закрасить, и это здание будет, как только что построенное. Но эту ли «новостройку» мечтали увидеть приехавшие в крепость издалека посетитель? [41]

 

Это тоже после реставрации.

Хотя трудно поверить, что в крепости была такая примитивная, бесполезная стенка. При реставрации применен (совершенно не к месту и не по строительным нормам) пустотелый кирпич, в пустотах которого накапливается вода, разрушающая при замерзании кирпичную стенку и новую облицовочную плитку. [42а]

Если бы в крепости кто-то за этим следил, он мог бы за 15 минут замазать раствором образовавшиеся дырки в стенке, замедлив этим разрушение.

 

Реставрация.

Натуральную бутовую кладку фундаментов их больших камней заменили на новую кладку их теперешнего фасадного желтого кирпича, в обрамлении блестящей оцинкованной жестью, - чтобы стало красиво.

Это интересно будет видеть туристам в крепости?

 

Крепость после реставрации.

Здесь туристы увидят издалека, прежде всего прибитые к кирпичу блестящие листы полированной нержавеющей стали.

Увидят туристы на стенах крепости и бесцеремонно пробитые проемы, в которые вставлены наши типовые электросварные неровные металлические гаражные ворота, с заваренными здесь наглухо полотнами. Спрашивается: стоило ли портить крепость, - проламывать стены старинной крепость только ради того, чтобы показать туристам наши типовые гаражные ворота с заваренными электросваркой наглухо полотнами? [43]

 

Крепость после реставрации.

Неважно, что здесь вода стекает по крепостным стенам, разрушая их, (до реставрации вода стекала по металлическим сливам-капельникам, а после реставрации вода уже стекает под металлическими сливами-капельниками – по стенам). Главное, что после реставрации туристы увидят издалека прибитые полированные листы блестящей нержавеющей стали и наши типовые электросварные гаражные ворота! [44]

Если бы таким же образом сделали, например, реставрацию классического костюма – это выглядело бы так: проемы карманов заштопаны белыми нитками; на вырезанные, самими же, дырки поставили латки из совершенно другой некачественной светлой ткани, заходящие на карманы; а пиджак вверху украсили блестящей мишурой (роль блестящей мишуры в крепости выполняют блестящие листы нержавеющей стали).

Реставрация.

Превращение крепостных казематов в обычные дома с нашими типовыми электросварными гаражными воротами. Фактически, это разрушение крепости. От старой крепости остались только едва заметные контуры больших арочных сводов. Но даже, если бы и эту закладку больших интересных арочных сводов сделали углубленной, заштукатуренной и закрашенной серой краской, - тогда то, хотя бы только издалека, напоминало бы бывшую крепость.[45]

На фото с зеленым валом видно, что сюда не дошли еще руки реставраторов. [45б]

 После реставрации.

Здесь из крепости сделали «Выставку нашего нынешнего светлого кирпича» в обрамлении блестящей жести.

А так как новый кирпич – светлый, он, выделяясь этим, стал главным в старой крепости, поэтому, естественно, что он зрительно подавляет натуральную высококачественную неяркую кладку стен старинной крепости. [46]

 

 

Поверит ли турист, что 200 лет назад в архитектуре применялись плоские козырьки?

Поверит ли турист, что в начале 19-го века была электросварка?

Поверит ли турист, что 200 лет назад в крепости применялась пластмасса?

Каждому видно, что это обман. [47а]

Поверит ли турист, что 200 лет назад архитекторы и инженеры не знали, что снег имеет вес?

Видим сегодняшние подпорки из досок, чтобы не обрушилась белая пластмасса. [47б]. 02.2011

Поверит ли турист, что 200 лет назад в ходу были теперешние электросварные домофонные двери с сегодняшними массовыми китайскими приборами? Захочет ли турист это видеть в старинной Брестской крепости? [47в]

 Желающие увидеть старинную крепость, прикоснуться к истории, к героической обороне, неожиданно для себя натыкаются в крепости на то, что они видят каждый день и в своем типовом микрорайоне: те же типовые асфальтовые дороги; те же типовые железобетонные бордюры; те же домофонные двери, но более кривые; те же ярко-желтые разводки газовых труб на фасадах; те же типовые евроокна; те же типовые крыльца; те же плоские козырьки над входными дверями; те же типовые громоздкие бетонные отмостки; те же типовые громоздкие скамейки; те же типовые большие мусорные баки и урны… [48][49].

Туристы шарахаются от этого, жалеют о потерянном времени и ищут натуральную крепость. И видят – см. фото [3][4][5][6][41][42][47][48][50][51][52][54][62][70]…

 

Последствия реставрации.

Новые кладки стен, по которым стекает вода, намокают – и, при замерзании, от них отваливается кирпич слоями. [50]

Да еще к ним приставлены теперешние типовые бетонные фундаментные блоки. [50а]

Туристам интересно видеть это в Брестской крепости?

Здесь видим поразительный курьезный факт: тогда как натуральную высококачественную кладку стен – стены старой крепости закрасили темной краской, отчего эти старые стены стали не видны, то зато свою новую некачественную кладку с отваливающимся кирпичом, сделали яркой светлой, привлекающей на себя все внимание, и видной даже издалека – делая этим ее главной в крепости. [50].

На кого это рассчитано?

 

Туристы видят, что старинная крепость загламурена с замазыванием и закрашиванием следов ее героической обороны, с установкой новых типовых зеркальных евроокон, с новыми блестящими крышами и блестящими водосточными трубами … Туристы от этого шарахаются. Им это совершен не интересно – точно такое же они видя ежедневно около своего дома, и, чтобы это увидеть, им не надо ездить в крепость.

 

У самого центра Цитадели.

Типовая громоздкая бетонная отмостка сделана с обратным уклоном и с поперечными щелями в ней – в  результате поверхностная вода стекает по обратному уклону отмостки и обратному уклону земли к стенам, проникает через щели в основание фундаментов, вымывает его, что приводит в осадке стен и к появлению в них трещин. [52]

У центра Цитадели.

Через эти промоины большие потоки дождевой и талой воды по уклону вливаются в подвал. Вода в подвале вымывает грунт под фундаментами, что приводит к осадке стен и к образованию в них трещин. [54]

Кроме того, вода в подвале насыщает водой все вышерасположенные конструкции – это приводит к появлению сырости в помещениях вышележащих этажей.

На фото видны обратные уклоны земли и отмостки, по которым вода стекает к стенам и в подвалы. Тогда как ничто не мешало сделать уклоны от зданий в сторону близко расположенной в углублении реки.

 

Тут же в этот момент, здесь мимо проходят туристы, громко разговаривая под впечатлением увиденного:

- Так запустить крепость! Могли заиметь штат, чтоб кто-то смотрел, поправлял, ремонтировал! Лодыри!....

Подобное и другое на эту тему в Брестской крепости можно от туристов слышать часто.

 

Здесь тоже виден засыпанный землей высококачественный гранитный цоколь и виден обратный уклон земли и отмостки, по которым вода стекает на кирпичные стены, разрушая их. [55]

Ничто не мешало здесь сделать нормальный уклон поверхности земли и отмостки – от стен, тем более, что здесь рядом находится река Западный Буг  в углублении.

 

Это тоже у центра Цитадели с засыпанным землей гранитным цоколем.

В это угол (с электрикой!!!) обильно стекает с крыши вода по стенам и отдельным потоком.

Видно, что от этого разрушаются и отваливаются куски кирпича. [53]

  

Здесь мы видим, что кое-как сделанные небрежные новые крикливые яркие кирпичные заделки следов войны, начисто перебивают и подавляют стены самой старинной крепости.

На фоне неаккуратных крикливых кирпичных заделок аккуратные старые крепостные стены теряются и делаются второстепенными, неинтересными.

Фактически, это все – показ многочисленных новых крикливых небрежных заделок, а не экспонирование стен исторической крепости.

 

А это возможный качественный вид тех же самых мест на стенах крепости (предыдущих – [56]). Здесь уже совсем другое дело: если те же небрежные яркие крикливые кирпичные заделки приглушить темно-серой покраской по штукатурке, тогда подлинная кладка стен старинной крепости оживает, становятся заметными и главными натуральные стены самой крепости. Тогда становится видимым и очень высокое качество кладки стен старинной крепости.

Но, если и сюда, в следы войны вставлять типовые окна, тем более зеркальные, - здесь опять все будет испорчено – старинная крепость исчезнет.

На местах военных брешей, в действительности не бывает сохранившихся новеньких окон, как сейчас видим в крепости. Естественным остеклением этих проломов может было только остекление без вертикальных и горизонтальных линий в рамах окон. Тогда естественной будет выглядеть и внутренняя подсветка в виде взрывов и пожаров. [57а]

Здесь видно также, как органично сочетается темно-серый цвет следов войны (подчеркивающий естественный вид стен старой крепости) с серыми тенями деревьев на стенах. Вот такая реставрация крепости нужна!

 

Эта на главной площади крепости протяженная бесполезная бетонная стена, облицованная блестящим гранитом. Она здесь вместе с другими блестящими нагромождениями зрительно подавляют кирпичные фасады казарм, на которых нет блестящего гранита. В старинных военных казармах было все наоборот. Эти бесполезные крикливые бетонные нагромождения и мешают людям ходить: гранитный цоколь сделан тесаным неблестящим. Чтобы подойти к казармам, надо далеко обходить эти нагромождения.

Еще хуже то, что за этой огромной бетонной стеной насыпана до верха стены  земля с уклоном на казармы. Этой же землей засыпан и высококачественный гранитный цоколь казарм. Поэтому дождевые и талые воды стекают по этому уклону на кирпичные стены, разрушая их. [58]

Эта же вода накапливается в подвале, насыщая водой кирпичные стены, и делает сырыми помещения вышележащих этажей. Эта же вода вымывает грунт под фундаментами, что приводит к осадке стен, к растрескиванию их и сдвигу в швах.

 

Это вид подлинных стен старой крепости, которого уже осталось очень мало, и с каждым днем становится все меньше.

От последующих кладок натуральная кладка стен старинной крепости отличается очень высоким качеством работ, очень высоким качеством кирпича и отличным эстетическим видом. Толщина абсолютно ровных швов не более 5 мм. [59][60]

 

Видим и очень высокое качество цоколя из распиленных пополам валунов. [59]На высококачественных стенах особенно хорошо видны сдвиги швов от теперешнего подмывания основания фундаментов.

Рассмотреть же эти подлинные стены в крепости очень мешает множеств последующих неаккуратных закладок кирпичом, замазок, переделок, закрасок; мешает и новое множество постороннего, крикливого, яркого, блестящего, цветного…

 

Трудно назвать это реставрацией Белого дворца: это просто толстые нашлепки бетона с закрашиванием их в коричнево-фиолетовый цвет, не похожий на кирпич.

Это выпирающий коричнево-фиолетовый цвет перебивает и подавляет скромный строгий Мемориал, находящийся за ним. [61]

А ведь после войны до реставрации здесь были стены Белого дворца, поврежденные и целые.

 

А это сегодняшние  яркие, прежде всего бросающиеся в глаза «достопримечательности» Брестской крепости: на главных местах расставлены ярко покрашенные большие мусорные баки; сделаны крикливые выставки нашего сегодняшнего фасадного светлого кирпича;  новые, сверкающие на солнце, металлические крыши; и громоздкие бетонные серебристые или белые типовые скамейки и урны; и видимый издалека большой, ярко-белый, с фигурами, бетонный забор хоздвора, полностью подавляющий своей яркостью и нелепыми фигурами здесь небольшой памятник пограничникам и серую памятную доску; и новые ярко-белые пластиковые карнизы, квадраты, прямоугольники; и новые евроокна со сверкающими зеркальными стеклами…

Все это подавляет окружение и претендует своей крикливой яркостью на главную роль в крепости. [62]

Выставка громоздких ярких скамеек в крепости -  они здесь выглядят самыми главными экспонатами в крепости. [62м]

 

Каждый входящий в музей крепости должен о красную звезду вытереть ноги. [63]

Вспоминаются поверженные фашистские знамена, о которые вытирали сапоги.

Здесь на крыльце под ногами были бы кстати: грязная поломанная фашистская свастика и грязные оборванные куски фашистских знамен.

 

Первая обрезка деревьев на центральном острове в крепости (2009 г). Но даже и из этой неэстетичной обрезки, если чуть подумать, можно было бы сделать простую интересную композицию: верхи деревьев срезать в разные стороны и под разными углами – как будто деревья срезало осколками. Верхи покрасить в темный цвет – это предохранило бы и верхи деревьев от загнивания. [64]

Вторая обрезка этих же деревьев ([65], апрель, 2011 г).

 В Брестской крепости другой такой же красивой дороги, из переживших войны и время и сохранившейся здесь только благодаря стоявшей до недавнего времени здесь воинской части,  - сегодня (с июня 2011) – уже нет. Ее выломали ломами (минимум 400 кв.м.). Теперь на этом месте люди ходят по утрамбованным в земле колеям машин.

Такой же шестигранной плиткой с вкраплениями черного базальта были вымощены главные, и не только, улицы города Бреста, удивлявшие приезжих и придававшие городу свою неповторимую историческую атмосферу.

За короткое время эти следы истории в городе (до начала 1980-х гг.) были уничтожены все. На фото – это уже последняя сохранившаяся в городе (в крепости) дорога, вымощенная уникальной шестигранной плиткой.

 

Здесь видим все тот же разрушительный процесс. [67]

На изображенной вверху дороге [66] (у здания бывшего штаба) совсем недавно (до 14.05.2009), вместо этой безобразной ямы, был очень необычный, очень качественный, очень красивый водоприемник дождевых вод. В нем за очень качественной решеткой был светлый экран в виде воронки, облагораживающий водоприемник. Мой спутник сказал, что такой водоприемник видел только в Праге. Я хотел этот очень необычный водоприемник сфотографировать для истории, но он торопил: - Это сфотографировать мы всегда успеем. Давай лучше посмотрим дальше новые интересные неизвестные нам территории крепости, освобожденные военными.

И оказалось, что я тогда, как в воду глядел: спустя ровно год на этом же месте, вместо очень необычного высококачественного водоприемника, уже зияет только эта безобразная яма – на уже заросшей травой дороге.

Видно на снимке: водоприемник выломали вместе с светлым, вероятно эмалированным, экраном.

 

И уж совсем нелепо выглядят в старинной крепости недавно установленные современные светильники, подавляющие стиль старинной крепости. [68]

Еще хуже то, что на самом деле они совершенно не современны, а подделка под современность: в которой якобы спрятана лампа и территория якобы освещается современными комфортным рассеянным и отраженным светом – как в современных фонарях. Но на самом деле лампа в фонаре открыта и свет от нее бьет прямо в глаза прохожих -  отраженного комфортного света здесь нет. Поэтому этот фонарь вечером ничего не освещает и выглядит одинокой яркой лампой, бьющей ярким светом в глаза.

 

И в городе по бульвару Космонавтов тоже недавно установили светильники – подделки «под современность» с жалюзи на светильниках, якобы рассеивающими и отражающими свет вниз на дорогу. Но на самом деле, жалюзи в фонаре установили горизонтально (видно на фото) и свет от ламп беспрепятственно бьет прямо в глаза прохожих (лампа в фонаре видна даже днем). И отраженный свет вниз на направлен – отраженного и любого света на тротуаре нет.

 

Поэтому вечером светильник выглядит обычной одинокой яркой лампой, бьющей ярким светом в глаза прохожих. [95]

И на перронах брестского железнодорожного вокзала видим разливное море показного яркого света. Но весь этот всеет направлен только в глаза людей, и ничего не освещает: в этих условиях рассмотреть билеты или узнать в темных силуэтах приехавших знакомых  - почти невозможно.

И на железнодорожном пешеходном мосту новое освещение – хуже не бывает: не видно ни пола моста, ни встречных людей – стеклянные шары, почти на уровне глаз, светят прямо в глаза прохожих.

На мосту еще дополнительно бьет в глаза прохожих, ослепляет и яркий свет от множества фонарей на перронах, направленный в стороны-вверх.

 

Этими останками убедить туристов, что это сделала с крепостью война, - никак не удастся. Потому что здесь по всему видно, что это дело рук человеческих нового времени. Это видно, прежде всего, по плохому качеству во всеет: видно, что кирпичи в кладке уложены небрежно, криво; видно по плохому качеству кирпича, тем более пустотелого кирпича, который во времена строительства крепости совершенно не изготавливался и в военных крепостях на применялся; видно по небрежно оборванным краям гидроизоляции в стенах, с неряшливо свисающими краями ее; видно по полной бесполезности и вредности для крепости подобных работ… [70]

После войны на этом месте были стены натуральной старинной крепости – поврежденные и целые из очень прочного кирпича. А затем при «реставрации» подлинные стены крепости разрушили и сделали новую некачественную кладку (в пределах цоколя) из пустотелого слабого кирпича, в пустотах которого накапливается вода, разрушающая при замерзании этот кирпич.

Разрушению новой кладки цоколя способствовали и сделанные сверху, «при реставрации», бетонные корыта с землей, в углублениях которых собирается вода и, при отсутствии гидроизоляции, эта вода из корыт проникает в кладку, разрушая ее. Это видно на фото [70].

Здесь получилась очень убедительная и очень доказательная тематическая выставка: «За последние 200 лет качество нашего строительства значительно ухудшилось – хуже этой «реставрации» не бывает!».

 

А это в проеме Тереспольских ворот сохранившиеся концы несущих тросов (вант) самого первого подвесного моста в Российской империи, через немалую реку (1842 год). [71]

Эти толстые несущие тросы, перевязанные с шагом хомутами, все время после войны и сейчас, как толь при разборке завалов они обнажались, - их тут же быстро обрезали. На фото видно с каким упорством  и остервенением пытались уничтожить и эти последние остатки тросов. Но так как толстые проволоки тросов очень упругие, - удалось только размочалить концы этих вант. [71]

Это постоянное уничтожение   остатков исторических тросов у нас происходит потому, что за многие десятилетия наша очень сильная привычка к типовому строительству – одинаковому от Бреста до Магадана – настолько сильно овладела сознанием, что все непривычное нетиповое, неизвестное, новое, передовое – совершенно не воспринимается сознанием, и весь организм, каждая жилка в нем сопротивляется, восстает при малейшем соприкосновением с нетиповым, с непривычным, неизвестным. При этом не срабатывает даже устойчивый инстинкт – человеческое любопытство. «Уничтожить немедленно!».

Эти снимки сделаны в мае 2011 года, а уже в июне 2011-го эти последние здесь остатки технического прогресса 19-го века, достойные экспонироваться в музее, срочно раскопали, обнажили, срезали и выбросили в мусор вместе с другими интересными выкопанными деталями старой крепости!

По этой же причине оперативно срезали (давно) и интересные для туристов подъемные механизмы моста у Холмских ворот. Место крепления бывших подъемных механизмов у Холмских ворот.

По этой же причине находится в полном запустении и интересный ,Юго-Западный мост (пожалуй, единственный у нас подъемный мост в республике). [73]

                                                                                                                                

А это в стене Тереспольских ворот один их сохранившихся анкеров бывшего уникального вантового подвесного моста. Как видим, он тоже находится в полном запустении, оброс слоями ржавчины и не заметен. (Первый вантовый подвесной мост в стране). [74]

А как раз на это и следовало бы обратить внимание туристов, и это было бы им интересно. С июня 2011-го года и этого вида уже нет – сегодня на этом месте – уже закрашенное черное пятно, в котором слились все мелкие детали без теней – поэтому сегодня здесь в черном пятне вообще непонятно что это такое.

 ..............................................................................................................................

Это сохранившиеся интересные большие гранитные элементы береговой опоры разрушенного вантового подвесного моста. Часть этих элементов сброшена в реку с попыткой сделать что-то наподобие ступеней – но не получилось. [75]

Если бы эти большие гранитные элементы сегодня подняли бы из воды и свалили бы их хаотично на бывшей опоре моста (вместо посторонних недавно разбросанных камней), - тогда на это интересно было бы смотреть на фоне реки и природы, и думать о прошедших здесь исторических событиях.

Но вместо этих больших красивых гранитных элементов сюда недавно привезли и разбросали совершенно посторонние большие белые камни, отвлекающие от крепости и от реки, совершенно не в стиле крепости. К тому же недавно перед этими былыми камнями поставили еще и новый совершенно нелепый черный металлический забор, на который и должны смотреть туристы.

 

Вид Тереспольских крепостных кирпичных ворот сегодня (май 2011г).

Идет подготовка их к очередному загламуриванию и ликвидации естественных следов героической обороны – уже рядом с этими воротами вставили в стены крепости зеркальные евроокна, как в офисах современных банков... [76]

 

На противоположной стороне этих крепостных ворот сегодня вместо уничтоженных «реставрацией» следов войны в крепости, на абсолютно, без единой помарки новой ярко-белой штукатурке, видим нарисованные новые «настоящие следы войны» - и на Северных воротах крепости.

Это все тот же, упомянутый выше, новый гламурный стиль повязанных розовых и голубых бантиков.

Так постепенно выхолащивается история, стирается память, подменяется гламуром естество почти 200-летней крепости.

У посетителей крепости сегодня часто вырывается слово «Ужас!», но  - не от войны (следов в крепости почти не осталось), а от «реставраций».

 

P.S.  Сегодня, при подходе к главному входу в крепость, видим, что с правой стороны, у крепостного обводного канала начинается строительств огромного крикливого ярко-полосатого 8-миэтажного, с перепадами, жилого комплекса.

Мало того, что новый квартал примыкает вплотную к старинной Брестской крепости, - новая застройка еще и вторгается «карманом» в саму крепость.

И, как выяснилось сейчас, после недавнего ухода с этой территории воинской части, - это оказывается и уникальная, еще неиспорченная, очень красивая зеленая территория, хотя и не приведенная еще в порядок.

 

Подобная красивая территория перед Брестской крепостью была уничтожена и раньше – это осталась последняя. П тогда, после войны, двигаясь по улице Каштановой (теперь улица Героев обороны Бресткой крепости), мы видели мощные зеленые валы с красивым зеленым  ландшафтом, постепенно поднимающимся к обводному каналу. Видя это при подходе, люди заряжались крепостью.

Потом на это зеленом крепостном месте с к мощными крепостными валами, появилась заурядная типовая жилая застройка, которых много построено везде, - с выносом мусора, с выбиваемыми коврами, с сохнущим бельем, с загрузками-выгрузками из багажников машин…

Атмосфера крепости в этом месте исчезла – как будто Брестской крепости здесь никогда и не было.

Время показало, что эти давно поставленные жилые дома у самой крепости, - были явной ошибкой.

Но эта ошибка ничему не научила, потому что сейчас уже нельзя сравнить типовую жилую застройку с той красотой, которая здесь была до появления у самой крепости жилых домов.

И сегодня эта ошибка повторяется на последнем зеленом мечте у Брестской крепости – а точнее, уже в самой крепости.

А то, что эта новая застройка будет уже на старой типовой, а новой выпирающей крикливой блестящей, с наворотами и нашлепками, делает ее еще больше агрессивно влияющей на крепость.

Хотя эти и новое строительство, но в его проекте воплощен в избытке наш привычный набор старых типовых стереотипов. Это наша повсеместная сегодняшняя беда в архитектуре: каждая наша новостройка обязательно должна состоять из набора разных наших старых типовых посторонних элементов, подавляющих взаимно один другого, -  поэтому сегодня у нас никак и не получается цельный свой стиль зданий. Повсеместно наши сегодняшние крикливые типовые бесполезные навороты  на домах никак не связаны с реальностью; а привычное типовое высосано из пальца, якобы «очень красиво».

Вот видим в газете (Вечерний Брест от 25 ноября 2011 г) в фотографии проекта дома у крепости: на первом этаже глухие стены, подобные тем,  которых сегодня есть много в городе во второстепенных местах  - глухие они там потому, что за ними обычно находятся или склады, или подсобки. У  крепости за глухой стеной будут гаражи. [77] Хотя в общественных местах глухие стены домов, тем более с гаражами,  - не строятся, так как находиться людям у глухих стер (да еще у чужих гараже и подсобок) совершенно неинтересно и неприятно.

 

Тут же видим на фасадах, около крепости, и огромные цилиндры, похоже из стекла, ставшие уже типовыми, и которых тоже уже много настроено. (Тут же в газете рядом помещено, случайно, но кстати, фото построенного раньше в Бресте полуцилиндра из кривых зеркальных стекол). К тому же на этом доме еще будут тысячи евроокон с зеркальными стеклами и с неимоверно огромным количеством пластмассовых ярко-белых типовых оконных рам.

 Тут же видим, что на эти фасады поставлены и огромные кубы – обычные основания для огромной рекламы.

 Вверху на фасаде видим и еще одну постороннюю тему: на тонких колоннах выступающие большие горизонтальные плоскости острых углов,  - из довоенных времен шашлычницы «Узбекистан» на всесоюзной выставке ВДНХ.

 И еще на фасадах множество крикливых ярко-белых полос – издалека ни то лежащая зебра, ни то тюрьма.

В проекте домов у крепости есть и внутренние глухие закрытые дворы – как колодцы, напоминающие прогулочные тюремные. В которые автор предлагает поместить «малышей, подростков и людей старшего поколения», чтобы они «устанавливали связь поколений».

Но как бы не хотел этого автор проекта, люди, особенно дети, не захотят находится в этих кирпичных колодцах, когда совсем рядом есть красивые территории Брестской крепости, -  вот эти территории крепости и станут, вынужденно, дворами жильцов этих домов.

Не помешают им проникать в крепость даже бетонные стены, установленные на берегу каналов. Эти  громоздкие бетонные стены перед гаражами отгораживают место, где машины будут ремонтировать, мыть, чистить, где будут выбивать ковры  и где будут стоять огромные мусорные контейнеры с баками и выброшенные вещи.

Как это ужасно будет в действительности выглядеть у крепости – можно увидеть уже и сегодня в центре города на Набережной-Советской, где сделана такая же глухая мрачная стена, покрытая мхом и плесенью, так же закрывающая вид на реку и природу.

А когда заслоненных стеной реки и природы стало почти не видно, то тогда можно считать, что природы и реки уже как бы и нет. И тогда здесь стало возможным все: и огромный мусорный контейнер с запахами на берегу реки, и тут же стоянка машин, и былая площадка для выгула собак, и большие промоины с провалами земли, и наезженные колеи машин…

Точно такая же набережная будет и у обводного канала Брестской крепости – там еще будут и мусор сваливать в воду. Как это будет выглядеть – см и у обводного канала с домами на берегу по улице Героев обороны Брестской крепости.

 И внутри самой крепости туристы будут видеть только привлекающие все их внимание и подавляющие крепость и Мемориал, нависающие над крепостью огромные, в несколько видимых слоев, крикливые полосатые громады, с тысячами сверкающих на солнце зеркальных стеков типовых окон.

 И никакой архитектурной связи этих крикливых полосатых домов с гаражами – со старой крепостью (которую якобы создал автор – как он утверждает) в действительности в проекте нет.

(Да и нужна ли эта подавляющая крепость связь). Тем более, что сегодня на территории крепости увидеть  старую крепость уже почти невозможно – она загламурена ярким крикливым типовым, посторонним.

Глумливо, над крепостью, звучат в газете слова автора застройки: «Как приятно сказать при знакомстве: - Я живу в старой (Брестской ) крепости» (со своей машиной, со своим мусором, со своими выбиваемыми коврами, со своим сохнувшим бельем!). На это люди могут ответить только одно: - Вы уже и туда добрались!..

Прежний опыт убедительно доказывает, что становится очень плохо, когда Брестская крепость вплотную застраивается, заслоняется жилыми домами.

Это показывают и недавно построенные многоэтажные жилые дома у Северных ворот крепости. Отчего крепость здесь в сравнении с высокими громоздкими домами с их бытовыми сопутствиями  - сразу же померкла, стала мелкой, незначительной, какой-то провинциальной, крепость стала здесь выглядеть второстепенным приложением к обычному жилому району, - даже при обильном загламуривании здесь входа в крепость. И поэтому теперь здесь за Северными воротами, уже не угадывается большая существующая территория крепости. Заходишь в крепость с мыслью о том, что кто-то только что занес в свой подъезд упакованную в сетку картошку, кто-то понес сдавать бутылки и банки, кто-то вынес ведро с мусором…

 

Брестская крепость должна быть раскрыта, ничем не заслоняться и ничем не застраиваться, чтобы можно было увидеть величие и мощь старинной крепости.

Но, если впритык к крепости будет построено еще и это новое крикливое полосатое чудовище, – Брестская крепость будет уничтожена уже окончательно!

 

Брестская крепость после «евроремонта». (Окончание. 1) Что нужно сделать, чтобы сохранить в крепости хотя бы то, что осталось. 

Брестская крепость после «евроремонта». (Окончание. 2) Что нужно сделать, чтобы сохранить в крепости хотя бы то, что осталось.

 

Брестская крепость после «евроремонта». Продолжение.