Брестская крепость после «евроремонта». (Начало статьи).

Так случилось, что давно не был в Брестской крепости. И однажды, развернув в магазине новый путеводитель по Бресту, с удивлением увидел в фотографиях сегодняшней крепости обилие розового, ярко-голубого, обилие белого, блестящего и с разными узорами из ярких цветов. А где же здесь в этом ярком цветастом крикливом обильном месиве сама крепость?

Не поверил: наверное, это переборщили с интенсивностью колеров при печатании книги – такое бывает.

Посмотрел в натуре. Все верно – так сегодня выглядит крепость: на розовых квадратах стоят танки и пушки; ярко-голубые густые металлические решетки перил моста с приваренными к ним электросваркой игривыми загогулинами перебивают и подавляют покалеченные пулями и снарядами, прокопченные кирпичные Холмские ворота. К тому же, эти крикливые, яркие, блестящие голубые перила на мосту не имеют никакого отношения к старинной крепости (яркого, крикливого блестящего здесь никогда не было) и они совершенно не гармонируют ни со старинными кирпичными воротами, ни с деревянным настилом моста.

Выпирающие блестящие ярко-голубые крикливые перила моста и стали сегодня в этом месте самым главным экспонатом в крепости. [1]

И этого красивого вида самих Холмских ворот со следами войн – сегодня тоже уже нет: все теперь закрасили коричневой краской, отчего на темной поверхности, без теней, следы войны почти не видны.

Исчез и этот натуральный вид подлинного старинного кирпича очень высокого качества, привлекавшего внимание туристов. [6а]

На стены старых казарм, ещё сохранившими следы пуль, разрывов, сражений и истории, навесили новенькие блестящие водосточные трубы, как новые блестящие сапоги у жениха в старой поношенной одежде. [3]

Сегодня также в эти старые, много видавшие, пораненные, в эти прокопченные войной стены вставили ещё и новые типовые евроокна с зеркальными стеклами, как в офисах современных банков. Выглядит это нелепо.

 

Кстати, за помощь в написании и публикации данного материала хочется поблагодарить салон-магазин напольных покрытий «Паркет Центр», который предлагает пробковое покрытие на пол от ведущих мировых брендов по самым что ни на есть отечественным ценам.

 

Вверху старых поврежденных войной казарм сверкают ярко на солнце, как зеркала, новые блестящие металлические крыши из современной ламинированной жести, с новенькими ярко-белыми дымовыми трубами и с новыми совершенно ровными блестящими металлическими зонтиками над ними. [4]

На этих же старых, много испытавших кирпичных стенах, сделали, как в новостройках, и новые ярко-белые, без малейшей помарочки, многопрофильные пластмассовые карнизы и множество новых больших, малых, средних ярко-белых прямоугольников, подавляющих, перебивающих и делающих невидимыми следы войны. Рябит в глазах. [5]

 На солнце сверкают в крепости огромные яркие позолоты, подавляющие как скромный, без яркого и позолот мемориал защитников со штыком-обелиском, так и всю саму старинную военную крепость.

Все это новое яркое крикливое сделало теперь в старинной крепости такой новый стиль. Для завершающей полноты такого стиля в нем не хватает только розовых бантиков, повязанных на стволах танков и пушек.

К самому новому стилю претензий нет -  в нем все правильно.

Но это совершенно не стиль старинной военной крепости, не стиль истории, не стиль героической обороны – иначе, сегодня здесь были бы совсем другие акценты.

В результате, при сравнении с невесть откуда взявшимся новым, посторонним, ярки цветастым, крикливым, блестящим, стены старой исторической военной крепости, поврежденные войной, ещё сохранившие память, выглядят сегодня на фоне яркого крикливого совершенно зачуханными посторонними никчемными, как бедные родственники, которым не место здесь на этом ярком сверкающем празднике гламура.

И это несоответствие исторического натурального старого военного скромного новому яркому типовому постороннему крикливому в крепости буквально вопит: уберите срочно эти мешающие евроремонту, старые поврежденные войной стены, чтобы не портили нового гламурного вида, и срочно сделайте их такими же новыми гламурными!

Тем боле, что это сделать теперь уже очень просто: ведь от прежнего вида натуральной старой военной крепости уже почти ничего не осталось.

Уже можно не сомневаться, что еще оставшиеся части стен исторической крепости тоже скоро загламурят.

Что, собственно, пока готовилась эта статья, в этом месте уже и сделали: подлинные на стенах следы войны заложили кирпичом, следы пуль замазали раствором и затем все это закрасили темно-коричневой краской. И следы войн исчезли.

Исчезли на стенах крепости следы сражений даже те, которые не были замазаны раствором, а только закрашены -  так как углубления от стрельбы на закрашенных темно-коричневых стенах на дают тени, поэтому они и не стали видны.

Крепостные стены, после всех этих покрасок, стали выглядеть искусственно одинаково, неинтересно, скучно – как бутафорские декорации, сделанные из фанеры. Со стен исчезла сама жизнь и история. Поэтому в крепости пропал интерес к этим стенам – точно также одинаково можно сделать из фанеры или кирпича и также одинаково покрасить в любом другом месте. [6]

Пропали и ожидания тех, кто, зная о героическом подвиге в крепости, хотел приехать и увидеть своими глазами следы героической обороны, прикоснуться к героической истории.

После такого гламурного ремонта крепость начинает выглядеть, как будто бы в Крепости-герое уже и сражений никаких не было, и не было в этом месте самого первого ошеломляющего удара врага с начала самой кровавой войны. И не было того, что называется адом – следов этого среди нового, обильно навороченного яркого гламура уже почти не осталось.

Но зато здесь стали очень хорошо видны следы сегодняшних бесцеремонных наступлений на крепость крикливого, отвлекающего, сверкающего, мешающего, ненужного постороннего яркого цветастого, слепящего, привычного, типового провинциального – то есть того, чего никогда не было в военной крепости: ни после завершения её строительства в 1842 году, ни после последующих войн.

Это убедительно доказывают сохранившиеся фотографии в книгах, газетах, архивах и экспозициях самого музея крепости. Вот там, действительно, достаточно только одного взгляда, чтобы понять, какие драматические события происходили на территории старинной крепости, и за что она удостоена чести высокого звания «Брестская крепость-герой».

И начинается это сегодняшнее наступление на крепость крикливого постороннего мешающего -  еще даже на дальних подступах к крепости.

Вот перекресток улицы Ленина с проспектом Машерова, откуда идет прямая километровая дорога в крепость. С этого места можно было бы уже и увидеть начало крепости, если бы только здесь на углу не было бы наставлено много постороннего, яркого, крикливого, громоздкого, отвлекающего, закрывающего. [7]

С этого места, давно мечтающие попасть в крепость, пытаются настроиться на встречу со знаменитой крепость, о которой они много слышали.

Естественно, помочь подготовиться к восприятию и должны установленные здесь символы героизма: периодически расставленные на газоне по пути в крепость, символические красные флаги с барельефами защитников крепости; и – сооруженный здесь же на углу, через дорогу, Меморил пограничникам, защищавшим рубежи нашей Родины с начала Великой Отечественной войны. [8] [3]

Но видеть сегодня здесь эти нужные  символы героизма многое мешает: прежде всего – нелепо установленный на углу все перебивающий и все закрывающий огромный яркий рекламный щит, под которым, если сильно напрячься и если удастся отвлечься от этого яркого цветного постороннего крикливого – вот только тогда под рекламным щитом с трудом можно было бы различить Мемориал пограничникам с главным памятником, заставленным ярко-зеленым мусорным баком. (Вот действительно, для большого мусорного бака лучшего места не нашлось!) [9]

Под огромным рекламным щитом с трудом можно заметить и ряд символических Красных знамен с барельефами защитников Брестской крепости. [8] [10а]

Здесь же на углу установили и совершенно провинциальные, совершенно ненужные типовые металлические нагромождения с вензелями и с белыми стеклянными шарами, давно устаревшими и бьющими электрическим светом в глаза прохожим. Эти же навороты с вензелями закрывают и важный для города исторический знак. [10б]

А все это вместе заслоняющее и закрывающее, в свою очередь полностью перекрывается и подавляется поставленным здесь же на углу огромным зданием-монстром, похожим на зерновой элеватор. [11]

Такие же уродливые дома-монстры тогда, в 70-х годах, в нашей большой стране дефицита и запретов применять в гражданском строительстве конструкции из профильной стали, из алюминия, из металлических труб, из монолитного железобетона и пр., - появлялись у нас повсюду. Например, в Минске почти впритык к железнодорожному, авто - вокзалам, в Калининграде - у старинного собора с могилой великого философа Эммануила Канта, вот и это здание в Бресте...

И строиться тогда эти «небоскребы» могли только из кирпича или типового сборного железобетона – очень малого промышленного ассортимента – поэтому они и получались только такими уродливыми, отставшими от времени.

Сегодня в Бресте это громоздкое крикливое выпячивающееся, все подавляющее на подходе к крепости, многоэтажное здание-монстр сделали еще более громоздким, еще более крикливым и ещё более отвлекающим от крепости. [11]

На крыше этого огромного дома, в дополнение к существующим двухэтажным тяжелым кирпичным рогам на углах крыши, поставили еще и громадную тяжелую многоэтажную ярко-синюю старую типовую пирамиду. [11б]

Фасад состоит из множества квадратов и прямоугольников, каждый состоящий еще из своих квадратов – квадраты в квадратах!

От этого весь этот тяжелый аляповатый дом-монстр стал еще более тяжелым, еще более крикливым, еще более отставшим от настоящего.

....................................................................................................................................................................................

На этом примере особенно хорошо видны принципиальные отличия нашей сегодняшней архитектуры от теперешних тенденций развития современной архитектуры в мире.

В основе нашей сегодняшней архитектуры прежде всего лежит многодесятилетняя давняя привычка наших архитекторов к обязательным типовым проектам, к типовой архитектуре, когда при постоянной нехватке и при запретах применять на фасадах отделочные материалы ( было время, когда единственным разрешенным отделочным материалом на фасадах был только силикатный кирпич),  - поэтому у нас архитекторы в условиях дефицита постепенно начали подменять отсутствие отделочных материалов громоздкими наворотами и нагромождениями из того, что есть – из кирпича. Отсюда, и на наших сегодняшних домах – все эти у нас обязательные бесполезные типовые громоздкие дорогие навороты и нагромождения: эти многочисленные типовые кирпичные фальшфронтоны на крышах и на фасадах. Отсюда на крышах и эти тяжелые типовые, давно устаревшие пирамиды, шары кирпичные тяжелые «рога», «рыбьи хвосты», эти типовые купола со шпилями, которые еще 55 лет назад у нас были официально признаны устаревшими бесполезными излишествами. Отсюда все эти наши бесполезные громоздкие выступы стен,  западания их, повороты, запутывающие планировки…

Отсюда также и это наше сегодняшнее повсеместное у нас стремление показать побольше дорогого блестящего крикливого, постороннего, тяжелого, мешающего…

Отсюда и эти наши повсеместные типовые громоздкие неудобные крыльца и бесчисленные наши типовые тяжелые совершенно ненужные подпорные стенки на ровных местах, и повсеместно огромное количество полированного блестящего гранита (все перебивающего), и чрезмерно густые типовые металлические решетки оград с дополнительным множеством провинциальных вензелей (тоже все перебивающими, подавляющими)…. Все в одну кучу…

А теперь вот свалилась на нашу архитектуру и еще одна типовая напасть: множество нашлепок на фасадах в виде типовых ярко-белых крикливых квадратов, прямоугольников, полос – абсолютно бесполезных, абсолютно не вытекающих из смыслов архитектуры и делающих её всю одинаковой. Это те же старые типовые бесполезные громоздкие навороты и нагромождения – только теперь они уже плоские. Они так же перебивают и подавляют всю архитектуру, если она даже там была. Быстро приедающиеся, потому что это бесполезное типовое – нарочито искусственное.

 А у зарубежных архитекторов не было такого дефицита отделочных материалов. Да они и сами не стремились выпячивать – кичиться достатком.

Потому им и не понадобилось, как у нас, подменять отсутствие отделочных материалов бесполезными громоздкими кирпичными типовыми наворотами, нагромождениями на зданиях и разными другими посторонними типовыми «украшениями».

Поэтому они и сосредоточивают в проектах все свое внимание на обязательной новизне; на качестве, на дополнительных повышенных удобствах для людей; на устранении того, что мешает человеку; на устранении бесполезного в архитектуре и того, что не в стиле; на обнажении сути и предназначенности объекта; на учете, при проектировании, существующего окружения, не нанося этим ему урон. Поэтому у них и получается в проектах всегда новизна, удобства и разнообразие качественных авторских решений.

 А у нас все еще и теперь в архитектуре, как и в давние советские времена, когда нашего человека за границей всегда легко можно было узнать издалека по его одинаковой манере одеваться (при поездке за рубеж) солидно, серьезно, основательно – точно так же и теперь нашу сегодняшнюю типовую архитектуру (одинаковую от Бреста до Магадана) сегодня всегда легко узнать, даже на большом расстоянии, - по нашим типовым бесполезным громоздким дорогим наворотам и нагромождениям; по нашим огромным неудобным крыльцам; по нашему множеству постороннего крикливого, типового, яркого перебивающего взаимно одно другим – а всем этим вместе перебивающим и главное в объекте. Поэтому у нас нет индивидуального стиля в объектах.

 А по нашим запутанным путям движения людей, по нашей типовой привычке ставить на узких улицах высокие дома на тротуарах, которые потом заставляются громоздкими типовыми крыльцами, бетонными подпорными стенками (на ровном месте); занимаются карманами стоянок и нависающими моторами машин над остатками тротуаров – вот эту нашу сегодняшнюю типовую архитектуру легко узнать и отличить даже из космоса.

У нас даже вокруг деревьев массивные квадратные гранитные бордюры на тротуарах (которые уже сами по себе хуже и неудобнее металлических аккуратных литых решеток, опирающихся на твердые основания-столбики, по которым легко и удобно ходить), у нас повсеместно ещё и дополнительно эти неудобные бордюры еще ставятся еще ставятся и ромбами, чтобы сузить выступающими углами тротуар, и чтобы об эти выступающие углы спотыкались люди и задевала их уборочная техника (видно по сдвинутым техникой бордюрам и по отколотым углам полированного гранита).

 И все это неудобное, мешающее бесполезное дорогое типовое упорно делается у нас повсеместно, когда во всем современном мире главным в архитектуре являются тщательно проработанные удобства для людей, тщательно проработанные пути движения людей, когда разрабатываются такие удобные планировки, которые сами ведут человека и ему не надо, как у нас, постоянно искать проходы, обходы, входы, выходы, не надо по пути обходить поперечные препятствия, острые углы, поперечные бордюры, скамейки, бетонно-гранитные старые нагромождения, разные типовые громоздкие вензеля, поперечные щиты рекламы...

На фото – препятствия для людей, сделанные на улицах нашими сегодняшними архитекторами и их трудно преодолевать не только пешеходам, но даже и танкам.

Наши архитекторы, зацикленные за многие годы на типовой архитектуре, все еще боятся, что, если у нас людям будет удобно ходить, если им будет легко и удобно отдыхать, то тогда все эти наши типовые бесполезные громоздкие неудобные навороты и нагромождения, препятствия и запутанности для людей будут не нужны – все исчезнет, как ненужное, мешающее, заслоняющее, несовременное. А это значит, что исчезнет давно привычный у наших архитекторов источник «творчества» - и тогда нашим архитекторам придется начать думать.

А если не думать, сегодня можно, например, наставить сплошные ряды типовых окон, а на щели между ними привинтить штапики, как и 50  лет назад, и таким образом «создать современную архитектуру из стекла».

И за это у нас можно даже получить премию «За использование передовых технологий в строительстве». (Хотя издалека, по фото, можно ошибиться и принять это за современное, но уже и настораживает совершенно не к месту, старый типовой, перебивающий стекло, со старыми типовыми наворотами, новый забор перед стеклом).

А если отказаться от привычного бесполезного затратного старого типового, тогда придется изучать действительно передовые технологии, придется узнавать и удивляться, как в мире уже далеко шагнул прогресс в архитектуре придется узнавать (среди многого), например, как по-новому стыкуются с торцами стеклопакеты на фасадах без накладок, с 20-миллиметровыми зазорами между торцами стеклопакетов. Придется узнавать, как это увеличивает скорость  строительства, улучшает эстетику и снижает затраты…

Но кому у нас нужно создавать самим себе проблемы, а затем с трудом преодолевать их? Когда и так кругом видно, что сойдет привычное старое типовое, громоздкое навороченное мешающее – с бесполезными расходами бетона, стекла, алюминия, стали, гранита, дорогого блестящего бесполезного; с кривыми зеркальными стеклами на фасадах…
.................................................................................................................................................................................

А теперь пройдём в крепость, начиная от перекрестка, по самому главному, самому короткому пешеходному пути в крепость (по левой стороне километровой дороги).

Минуя на углу Мемориал пограничникам, мы видим, что для прохода людей в крепость архитекторами оставлена узкая щель между бетонными забором и большим павильоном на тротуаре (автобусная остановка). [12]

Здесь теперь большие потоки людей, идя в крепость и обратно, должны протиснуться в этот узкий зазор. И дальше на этом коротком пути мы столкнёмся ещё со многими другими, сделанными препятствиями и неудобствами для людей.

............................................................................................................................................................................

Нужно заметить, что в Бресте это не единственное место, где архитекторами сделано столько много препятствий и неудобств на коротком пути движения людей. Есть в городе и установленные поперек тротуара низкие громоздкие рекламы, мешающие людям ходить, видеть перед собой и видеть улицу. Например, на улице Комсомольской. Мало того, что в этом месте на оставшейся от рекламы части тротуара стоит еще и толстый железобетонный столб с тремя толстыми трубами, - эта же реклама поставлена еще и по центральной оси, тут же, «зебра» перехода. Это же рекламное нагромождение и не дает убирать зимой снег с тротуара.

Это высший пилотаж в создании нашими архитекторами неудобств для людей!

И напротив ЦУМа на остановке транспорта поставили на месте посадки и выхода людей – в метре от двери транспорта такие же громоздкие, низкие, мешающие людям рекламные сооружения, в которые легко врезаться лбом вечером, в полумраке!

Вот и еще примеры сделанных неудобств для людей на вокзале. При подходе к узким неавтоматическим неудобным дверям нового туннеля для выхода на железнодорожные платформы – путь пассажиров к туннелю перегородили поперечным рядом громоздких бетонных типовых цветочниц, которые люди с вещами должны обходить и протискиваться в узкие щели между ними. Недавно здесь на мечте этих цветочниц на пути пассажиров были путающиеся под ногами чугунные урны, привинченные к тротуару. [14]

Удивительно, что в 21 веке в Бресте даже на международном железнодорожном вокзале нет ни одних автоматически открывающихся дверей, и люди с багажом в руках вынуждены открывать перед собой двери плечом или ногой.

 При подходе к ступеням пешеходного моста на вокзал тоже поражает, сколько сделано одновременно неудобств для людей.

При подходе к пешеходному мосту от светофора люди натыкаются на поперечные громоздкие гранитные бруски, выступающими сбоку углами. И прямой тротуар из плитки (от ступеней моста) тоже упирается в эти поперечные гранитные бруски, которые надо, сойдя с тротуара, обходить по разбитому асфальту, с разными уступами, да еще вечером в темноте, при отсутствии здесь электрического освещения.

Примером создания нашими архитекторами неудобств для людей является и любимая ими посадка - в тихих зеленых улочках, в переулках с чистым воздухом, в районе довоенной коттеджной застройки – общественных зданий, учреждений со своими дворами, гаражами, складами. Куда не ездит общественный транспорт и куда вынуждены обращаться многие люди. Но чтобы люди не попадали легко и просто в эти здания, сойдя с транспорта, сделали так, чтобы они по этим улочкам походили, поискали, поплутали, поспрашивали.

Но зато жилые дома наши архитекторы любят ставить на тротуарах улиц с интенсивным движением транспорта, чтобы как можно больше людей помучались ночью от шума.

И  многие незаметные серые металлические вертикальные трубы-стойки посреди тротуаров, да еще при экономном вечернем освещении -  это тоже наше фирменное в архитектуре…

И в крепости тоже у Холмских ворот: путь на мост перегородили поперек громоздкими типовыми нагромождениями «красоты» из бетона и железа, оставив по бокам проходы для туристов шириной по 60 сантиметров, у обрыва (?!).

Создается впечатление, что наши архитекторы не смотрят ни телевизор, ни книги, и никуда не выезжали.

Но вероятнее всего – это все еще многолетняя сильная давняя привычка к типовому проектированию, когда не надо думать, сравнивать, -  поэтому ни прогресс, ни тщательно продуманные другими смыслы , удобства, - нашими архитекторами просто не воспринимаются в упор.

Об этом у нас говорят, кричат многочисленные примеры кругом , - даже приведенный здесь «евроремонт» в Брестской крепости, который, как в зеркале, отражает состояние и уровень развития всей нашей сегодняшней архитектуры.

Теперь и жилые дома в городе тоже красятся в гламурные нежные розовый и голубой цвета. И они также с обилием крикливого ярко-белого -  из множеств , почему-то, только ярко-белых рам окон и дверей ( все тот же стиль розовых и голубых бантиков).

. ................................................................................................................................................................................

Продолжим движение в крепость по самому главному и самому короткому пешеходному пути. [12]

Протиснувшись вместе с толпой в узкую щель между бетонным забором и большим павильоном на тротуаре, человек тут же сталкивается с новыми неудобствами: дальше путь проходит под громоздкой неуютной бетонной стеной по узкому тротуару с неровным асфальтовым покрытием, по которому почти невозможно двигать детскую коляску. А в сравнении тут же с крикливой ярко-белой стеной это узкий неровный тротуар кажется еще хуже, чем он есть на самом деле.

Необходимо отодвинуть эту громоздкую бетонную стену левее и расширить этот главный путь в крепость и сделать его более удобным.

А крикливый ярко-белый цвет большого забора, отвлекающий от крепости, и от символов героизма, и привлекающий к себе все внимание, - необходимо приглушить забор некрикливой покраской и увить его диким виноградом.

За ярко-белой бетонной стеной находятся здания ТЭЦ, которые тоже почему-то покрасили совершенно нелепо в выпячивающиеся крикливые цвета яичницы. [16] У нас почему-то серьезные производственные здания часто красятся в легкомысленные яркие цветные покраски ( в точно такие же, как у нас давно уже красятся жилые и административные здания), - вместо того, чтобы уважительно неназойливо подчеркнуть некрикливой новой качественной покраской серьезность и важность происходящих в них процессов.

Уважаемые любители наших давних типовых покрасок «под яичницу», отвлекитесь от нашего привычного типового и посмотрите, хотя бы в журнале, как сегодня в мире красятся серьезные производственные здания! Принимая во внимание близко расположенную крепость.

И крикливая яркая полосатая красно-белая труба ТЭЦ перед крепостью -  тоже перебивает крепость и делает крикливую трубу самой главной в крепости. Поэтому, конечно, туристы запомнят прежде всего именно эту огромную крикливую полосатую трубу, а не скромный Мемориал. Во всем городе больше нигде нет такой крикливой яркой покраски дымовых труб, как у крепости.

Пройдя дальше по самому главному пути в крепость и оглянувшись назад, мы видим, насколько тесен и неудобен этот главный путь в крепость. ( Вдали виден транспортный навес-павильон из предыдущего фото). [21]

Здесь особенно видна необходимость отодвинуть правее эту громоздкую бетонную стену на узком тротуаре самого главного пути в крепость. И сделать эту главную дорогу широкой, удобной – этому ничто не мешает.

Далее видим, что самый главный пешеходный путь в крепость не имеет покрытия тротуара, - земля, из которой выступают железнодорожные рельсы со шпалами. И чтобы их обойти, объехать коляской, люди вынуждены выходить на проезжую часть улицы и идти по ней, подвергая себя опасностям. [17] 

На тротуаре самого главного пути в крепость сделаны и опасные выступающие крышки люков, о которые спотыкаются люди, особенно вечером. [18][19]

Затем главная пешеходная дорога в крепость упирается в металлический столб, в дерево, в травяной газон – далее этого пешеходного пути в крепость нет. Сегодня (летом) тротуар упирается ещё и в ларьки, и в летнее кафе со столиками.

Поэтому пешеходы должны сворачивать на стоянку машин и затем пробираться между машинами. [20]

...................................................................................................................................................................................

По пути в Брестскую крепость ничто не радует глаз. Встретить бы хоть что-нибудь, что, сделанное архитекторами, не печалило бы, а порадовало.

..................................................................................................................................................................................

Вот очередная печаль.

Проходя по главной пешеходной дороге в крепость, мы слева в углублении видим протяженную черную стену с пятнами мха, плесени, с пятнами многократного соскабливания и закрашивания этих пятен. На которые должны смотреть люди. Эта совершенно ненужная здесь глухая мрачная бетонная стера не берегу реки имеет такой неприятный вид оттого, что эта северная сторона её никогда не просыхает. А черной она выглядит потому, что мы видим её на фоне встречного солнца. Но и в пасмурные дни она, еще и с потеками, выглядит не лучше.

Но еще хуже то, что эта глухая мрачная стена закрывает красивый вид на реку с кувшинками и закрывает чудесный вид на противоположный естественный зеленый берег, еще на испорченный человеком. [23][24][25]

На фото справа: так бы выглядели сегодня река и берег у крепости, если бы здесь не было мрачной бетонной стены. [23б] 

Недалеко выглядывает легкий подвесной мост на фоне грязной черной бетонной стены, совершенно ненужной здесь.

[24б] (Вид на тоже место, если бы не было стены).

Такая же совершенно ненужная неприятная типовая глухая черная бетонная стена с пятнами закрывает здесь и другой красивый вид на реку с крепостью на берегу – теперь после возведения здесь глухой с пятнами мрачной стены, под ней удобно стало сваливать мусор. [25]

 Для посетителей крепости эта глухая мрачная бетонная стена, на берегу реки, с пятнами мха и плесени не представляет никакого интереса – видно, что на нее никто не хочет смотреть. Чтобы ее не видеть на берегу реки нет даже скамеек.

И очень красивая естественная, еще не испорченная человеком природа за стеной, - незаметна и пропадает зря.

Может естественная природа и сохранилась здесь только потому, что незаметна – иначе бы противоположный берег начали приводить в типовой «порядок».

 ...............................................................................................................................................................................................

Такая же мрачная глухая бетонная стена сегодня закрывает реку, природу и в центре города. Там тоже от реки и от красивой природы отгородились мрачной бетонной стеной – от этого получилось, что природы и реки как бы уже и нет. А  когда здесь не стало видно реки и природы, то тогда здесь стало возможным все: у воды, где раньше отдыхали люди, поставили огромный мусорный контейнер с запахами ( он же установлен одновременно и по центру главной пешеходной улицы города – улицы Советской); здесь же не берегу сделали и стоянку машин и площадку для выгула собак; у бетонной стены с пятнами мха и плесени образовались большие промоины с провалами земли; разбитый асфальт; наезженные колеи машин… [26]

Недавно эту неприятную мрачную стену с пятнами упорно пытались закрыть домом, поставив его на берегу реки и одновременно – по центральной оси главной пешеходной улицы Бреста.

Это у них не прошло, не все же другую близкую параллельную улицу и вид на реку (по другую сторону ЦУМа) все же перегородили поперек огромным рекламным щитом. Закрыв им мрачную стену и реку за ней, - и поэтому реки здесь теперь уже как бы и нет. [26]

А ведь до сооружения здесь мрачной бетонной стены, это было самое центральное, самое людное красивое популярное уютное место отдыха. Гуляя по улицам города, каждый заворачивал сюда.

Здесь же среди зелени и деревьев была красивая, в конструктивистском стиле 30-х гг., окрашенная в голубой цвет, лодочная станция. Она же являлась и спортшколой по гребле, из которой вышел первый брестский Олимпийский чемпион.

В ангаре видны были на стеллажах разные спортивные лодки. Видно было, как за ними ухаживали, как их спускали на воду. Дети знали названия всех  видов лодок.

Устраивались соревнования школьников и просто отдыхающих на лодках – шлюпках из тонких деревянных реек. Проводились на шлюпках походы школьников до Кобрина.

Здесь же при школе, в таком же конструктивистском стиле был и симпатичный двухэтажный домик, в котором располагались тренеры и врачи.

Теперь здесь, кроме мрачной бетонной стены с пятнами мха и плесени, с мусорными контейнерами с запахом, - уже ничего нет.

Это уничтожила не война, это уничтожили не посторонние люди, а уничтожили, поставили у воды огромный мусорный контейнер (создали условия для контейнера) , сделали площадку для выгула собак, автостоянку – наши специалисты-архитекторы.

Когда-то я пытался убедить не закрывать небольшую реку и красивую природу бетонной стеной, но от охватившей какой-то эйфории, многим казалось, что от этого здесь станет солидно и красиво, как в большом городе. Но Брест и отличался, в лучшую сторону, от больших городов именно своими удобствами и уютом. А соблазн сделать в нем «как везде» был большой. Вот и получили то, что имеем.

............................................................................................................................................................................................

Продолжим наше прерванное движение в крепость по самому главному и самому короткому пути. Турист видит перед собой на входных крепостных ворот большие ярко-зеленые мусорные баки – их здесь бывает несколько. Эти яркие громоздкие мусорные баки перекрывают и подавляют вид на главный вход в крепость. Хотя поставить эти баки незаметными тут же за торец  бетонной стены -  не составляло никакого труда. [27]

За ярким мусорным  баком видим на фоне главного входа в крепость покраски торговых павильонов в очень яркие блестящие синий, розовый, голубой цвета, с нарисованными цветочками – отвлекающими от крепость и настраивающими посетителей на встречу в к крепости с чем-то веселеньким. [28]

Идя дальше вперёд, видим слева тоже очень привлекающую внимание, крикливую блестящую ярко-голубую покраску пешеходного моста – отвлекающую от входа в крепость. [29]

Удивительно, что перед крепостью и в самой крепости, сегодня можно встретить любой яркий ярмарочный цвет. Не сегодня в крепость совершенно нет самого главного, самого распространенного, самого запоминающегося цвета начала войны и героической обороны Брестской крепости – об этом цвете см. ниже в части 2.

Тут же перед входом в крепость видим много выпирающих ярких, серебристых крикливых отвлекающих покрасок фонарных столбов и самих фонарей, что делает этими яркими покрасками главными здесь серебристые фонари и столбы, а не вход в крепость. [30]

 А теперь это, в общем-то уютное пешеходное место, перед входом в крепость срочно превращают в сложную напряженную транспортную развязку.

Если еще сегодня, въезжающие в нашу страну у Бреста, движутся по обеим сторонам города, объезжая город, не нарушая жизни горожан, - а затем вливаются в Московское или Ковельское шоссе.

 .........................................................................................................................................................................................

Если точно также и въезжающие из-за рубежа брестчане и гости тоже могут, не нарушая жизни горожан, спокойно проехать протяженный город по окраинным шоссе и в нужном месте свернуть в города, рассредоточивая этим в городе транспорт.

Казалось бы, вот эти два объездных потока, щадящих город, и нужно было бы развивать, расширять, спрямлять, совершенствовать, делать главными удобными современными притягательными транспортными магистралями.

К этому очень не хватает, щадящей центр, третьей рассредоточивающей движение транспортной магистрали, -  проходящей параллельно за вокзалом. Тем более, что сделать ее самой современной, самой нужной многополосной, пока еще есть возможность.

Но вместо этого, эти два существующих объезжающих, щадящих город транспортных потока, готовятся сразу же у границы, перед Брестом, соединить в один мощный шестиполосный транспортный путь. И перед входом в крепость этот общий объединенный , уже, естественно, восьмиполосный , направить в центр города – со своим, уже и без того напряженным движением транспорта.

Где эта новая восьмиполосная транспортная магистраль упрется в торец четырехполосной центральной улицы – в результате придется уничтожить красивый главный зеленый бульвар Бреста ради расширения дороги и усугубления в городе транспортной проблемы!

Направление в центра города с уникальной компактной планировкой мощного транспортного потока нанесет городу Бресту большой урон!

..................................................................................................................................................................................................

А теперь пройдем в крепость по правой стороне этой же километровой улицы, начиная с перекрестка. ( Правый тротуар, из-за большого обхода впереди, - длиннее, чем левый).

Пройдя мимо многоэтажного крикливого здания-монстра, видим невзрачный забор на неровном асфальтовом тротуаре. Раньше вместо этого забора был ряд больших деревьев на газоне. А увитая диким виноградом ограда была правее. Теперь на месте этого забора намечается строительство на тротуаре большого многоэтажного жилого дома со множеством наших типовых башенок – тоже отвлекающих туристов от настроя на крепость. (Хотя бы догадались не красить их здесь в яркие петушиные покраски, как это у нас принять повсюду). [31]

Дальше, приближаясь к крепости, мы видим, что перед Музеем железнодорожного транспорта выпирает на тротуар белый, по-провинциальному крикливый, со множеством давно надоевших сланцевых узоров, железобетонный забор, перебивающий экспонаты музея и мешающий настроиться на крепость. Здесь главным сделан крикливый сланцевый забор, а не экспонаты музея и не крепость.

При том, что ничто не мешает подвинуть забор вглубь, за ряд деревьев, до уровня входа в музей.

........................................................................................................................................................................................

И сам этот второстепенный забор должен быть как можно более незаметным и не выпирать себя, а подчеркивать экспонаты музея, быть с ними в одном стиле.

Здесь же совсем близко от входа в крепость, на этой право стороне улицы намечено строительство Торгового центра и Центра развлечений – тоже очень отвлекающий и мешающих настроиться на встречу с героической крепостью.

Догадались бы сделать эти новые Центры грамотно, тактично по отношению к крепости, задвинув их глубже и заслонив деревьями!

Но сделать это у нас очень непросто. Так как наше привычное крикливое типовое у нас в крови – всегда получается, что каждая наша новостройка обязательно должна быть крикливой громоздкой, со множеством старых типовых посторонних наворотов – подавлять окружение и быть самой главной!

.......................................................................................................................................................................................

Сегодня эта правая (пешеходная) сторона дороги в крепость с неровным асфальтовым покрытием почти не используется, так как летом здесь нельзя укрыться от жары, а зимой низкое яркое юго-западное солнце бьет в глаза.

Поэтому здесь нужно создать тень от деревьев.

Установленные на этом пути в крепость нужные символы героизма в виде красных знамен с барельефами защитников крепости летом почти не видны, так как заставлены кустами с поворотами их, столбами, деревьями (да еще с деревьями в 2 ряда и с шагом 4 метра!). [31]

Да еще дополнительно перебивают эти символы, отвлекают от них – и высаженные вокруг символов разные конфигурации ярких цветов – это здесь как раз тот случай, когда цветы, посаженные кусты, деревья только все портят. В свое время в конкурсе на эти знаки-символы, в котором я победил, все участники  конкурса представили тогда жюри свои  знаки-символы только на открытом зеленом газоне. И никому в голову не могло придти заслонить эти символы отвлекающим, заслоняющим «украшающим» - потому что это плохо: только открытые знаки-символы имеет здесь смысл их сооружать, только открытыми они воспринимаются пешеходами.

Приблизившись вплотную к главным воротам крепости, турист натыкается, прямо глазами, на яркий выпирающий белый металлический забор, отвлекающий от крепости и претендующий своей яркостью на роль главного экспоната крепости. [35]

Подошедших к крепости туристов, теперь ждет новый неприятные сюрприз: если раньше главные входные ворота в крепость были бетонными, как и многие другие старинные сооружения крепости,  - это было органично. То теперь почему-то бетонные входные ворота покрасили в цвет крикливого постороннего нового металла – загламурили. (Эта яркая посторонняя покраска входа здесь появилась и потому что чувствовалось, что белый забор и серебристые столбы с фонарями здесь стали главнее – вот их и приглушили еще более крикливым).

И теперь каждый турист, глядя на появившийся металлический вход, не может не думать: какой сварганили огромный металлический ящик! А как там внутри, наверное, гулко и, наверное, внутри все ржавеет, сыро – из-за отсутствия вентиляции!

Тут же перед входом в крепость, справа, привлекают внимание скамейки, на которых нельзя видеть, так как они не грамотно запроектированы: массивные деревянные бруски не имеют откосов для стока воды и хорошего проветривания. Поэтому на этих брусках почти всегда застаивается вода. Кроме того, массивные бруски в наших условиях не успевают просыхать – быстро сгнивают, пачкают и царапают одежду и имеют такой неприятный вид. [33, апрель 2011] И в города часто можно видеть: только покрасили бруски или доски сидений -  и краска сразу же с влажных сидений слезла.

Еще даже не зайдя в крепость, а только приблизившись к крепостным воротам, не насмотревшись на коротком подходе на сплошные архитектурные нелепости и несуразности, каждый турист легко догадается: сколько же тогда подобного его ждет в самой крепости, и подумает о предстоящем потерянном времени.